Кратко об истории возникновения дзен-буддизма, о шаолиньской школе гунфу Гулунь

Шаолинь история

Монастырь Шаолинь в горах Суншань был основан в царстве Северная Вэй, в девятый год правления под девизом Тай Хэ (Великая Гармония), а по григорианскому календарю — в 495 году. В это время монах Ба То из Индии, преодолев Западные Земли (так тогда называли часть Китая, примыкающую к Индии), достиг Северной Вэй. Его постижение учения Будды произвело впечатление на вэйского правителя Сяо Вэнь-ди,который безгранично доверял Ба То. Монах “любил уединение и затворничество, находя временное пристанище в горах и долинах, неоднократно направляясь на Суншаньские вершины, уходил от мирской жизни”. И тогда, Сяо Вэнь-ди в  горах Шаошишань построил для него буддийский храм. Так как храм располагался посреди лесной чащи в шаошишаньских горах, он стал именоваться “Шаолиньсы” (буддийский храм Шаолинь).

В период правления императора Сяо Мина в третий год правления под девизом Сяо Чан (Уважение и Процветание), то есть в 528 году по григорианскому календарю,- на восток отправляется Да Мо. Он останавливается в Шаоши и, просидев в медитации перед стеной 9 лет, передает учение, не основываясь на письменах, устремляясь к человеческому сердцу, позволяя ему постигать суть и прозревать, подобно Будде. Простые слова облегчают учение, и оно быстро распространяется, находя отклик в широких массах, и за короткое время достигает расцвета. Идеология учения Большой Колесницы (Махаяны) также заключается в широком распространении. Шаолиньское “Учение Чань” (Чань — Дзен) появляется естественным образом, своевременно и в нужный момент, проходит через периоды процветания и упадка и передаётся по наследству до наших дней. Таким образом,Да Мо именуется патриархом буддийской школы Чань, а монастырь Шаолинь становится известным как обитель патриарха-основоположника Чань-буддизма.

О происхождении и развитии шаолиньского гунфу (в пер. — мастерство) в источниках есть записи: начало берётся в царстве Северная Вэй, переживает подъём в эпохи Тан, Сун, Цзинь, Юань, достигает расцвета при династии Мин и в начале правления династии Цин, к концу эпохи Цин переживает упадок. Тренировочные упражнения отдельных монахов-усэнов длительного периода разных династий в истории шаолиньского гунфу систематизируются, вбирают в себя лучшее из многого, совершенствуются и принимают вид сформировавшейся целостной системы шаолиньского гунфу.

В восьмой год периода правления Дао Гуан (Свет Истины) династии Цин, (по григорианскому календарю 1828 г.) представитель крупного цинского маньчжурского чиновника Линь Циня по имени Ян Хайлян, инспектируя территории, совершал жертвоприношения на Срединном Пике. 25 дней он скакал верхом на лошади до монастыря Шаолинь, чтобы осмотреть знаменитую “Школу кулачного искусства”. Так как императорский двор строго запрещал обучение воинским искусствам, руководство обители, опасаясь того,что монахи-усэны могут продемонстрировать “шаолиньское гунфу” и навлечь беду как на себя, так и на Шаолинь, принимает решение отправить монахов по имени Хай Фа и Чжень Мо, учеников-туди, учеников-тусунь (в первом и втором поколении после себя) и большое количество других людей в монастырь Шигоусы (Храм в каменном овраге), “филиал”  Шаолиня, спрятав всех там. Чжень Мо тайно изучает секретное гунфу. 12 лет спит на алтарной скамье, по ночам упорно тренируется вместе с учеником Ци Цзинем (У Гулунь), неустанно практикуя “Синь-и-ба”, твёрдостью укрепляя тело, мягкостью трансформируя сознание. В это же время они ещё и усердно изучают чаньскую медицину, занимаются врачеванием, откликаясь на каждый зов, спасают много человеческих жизней, становясь знаменитыми на весь уезд. И в наши дни вокруг Шигоусы до сих пор ходят предания о Чжень Мо, Ци Цзине и других монахах-усэнах, удивительные истории об изучении воинских искусств в монастырских лёссовых пещерах-яодунах. И шаолиньское гунфу, оставаясь в тени на фоне беспрецедентных гонений цинского двора, почти прервавшее свою историю, собирает вместе чаньскую медицину,культуру воинских искусств,и рождается первое поколение мастеров почти утраченного учения.

Ци Цзинь, в миру У Гулунь (1834-1914), уроженец Яншумяо (Храма Тополей), из деревни Боюйгоу (Долины Кипарисов), местности Фогуан (Света Будды), городского района Иньяньши (Учитель, отдыхающий в тени). В возрасте 5 лет постригается в монахи в монастыре Шигоусы, дочернем храме Шаолиньсы, становится учеником-последователем Чжень Мо, усердно тренируется воинским искусствам. В 20 лет в полном объёме перенимает искусство шаолиньское кулачное искусство и мастерство владения всеми видами оружия. Учитель Чжень Мо, длительное время наблюдая тренировки ученика-туди, начинает подготовку к передаче ученику шаолиньской практики целостного совершенствования тела и сознания “Синь-и-ба”.  И, размышляя и наблюдая, как любимый ученик перенимает “Синь-и-ба”, вместе с собратьями воплощая её, как целостный процесс, учитель Чжень Мо глубоко задумывается о том, что его ученик, вне всяких сомнений, уже обрёл более глубокие знания и о практике Чань, тренировке воинского искусства, медицине.

И система шаолиньского забытого учения “Синь-и-ба” наследуется никем иным, как им. Так как Ци Цзинь уже обладал прочным фундаментом гунфу, Чжень Мо в течение нескольких лет словесно передаёт учение, воспитывает, вкладывая всё сердце. И ученик не только всесторонне овладевает секретами “Синь-и-ба”, но и получает возможность , обладая отличными навыками, усердно тренироваться и всесторонне модифицировать “Синь-и-ба”. Сердце шифу полностью удовлетворено, так как есть то, что передавать последующим поколениям. Поскольку Ци Цзинь искренний и целеустремлённый, мужественный и трудолюбивый, сердцем свободный от суетных дум, умом превосходит других, великодушный и честный, его гунфу достигает границ совершенства. Он владеет секретом “тайного прикосновения” — выведения соперника из строя одним пальцем. Может щелчками пальцев ломать ветви деревьев, тычками оставлять в них  вдавленные места. Более того, парными “железными” локтями “крошил камни”, в искусстве цингун (мастерство воздушного передвижения, дословно “тренировка лёгкости”) “преодолевал реку, не намочив обуви”. Эти чудесные техники неустанно восхваляются последующими поколениями.

Из-за стихийно возникающих отрядов народного ополчения, цинский двор ещё более строго запрещает воинские искусства. В год, когда Ци Цзиню исполняется 40 лет, чтобы сберечь квинтэссенцию шаолиньской культуры, он , согласно монастырским правилам, покидает монастырь, уходит в мир, живёт в уединении, и сокровище Шаолиня находит временное укрытие в народе, дожидаясь благоприятного времени возвращения в Шаолинь. Перед отъездом наставник строго наказывает ему: «Не нужно восхищаться горами, росой и водами, полагаясь на воинское, демонстрировать свою силу, нужно одежде намокнуть от моросящего дождя, увядшим цветам опасть на землю, спокойно и мягко общаться с людьми, следовать естественности, не упуская в нём ничего, помогать всем существам всю жизнь, три сокровища в непрерывности причин и следствий возродят Шаолинь«.  Так старший монах Ци Цзинь становится учителем в первом поколении и шаолиньской традиции Чань-У-И (Чань, воинского искусства, медицины) и забытого некогда искусства “Синь-и-ба” (Удержание сердца и намерения).

Leave Comment

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *